Исповедь участника Вьетнамской войны
Исповедь участника Вьетнамской войны

 

Когда я в первый раз в жизни увидел мертвых американцев, их было трое и их головы были насажены на кол. Это было в зоне "D", неподалёку от Бьен Хоа. Противник сделал это, чтобы напугать нас. Конечно, это не напугало, а лишь обозлило нас. Это обозлило меня лично.

 

В тот раз я потерялся в джунглях, я был один, в самоволке и я весил 112 фунтов. Парни хотели, чтобы я дополнительно нёс на своём горбу запасной ствол к пулемёту M60. За две недели до этого я вышел из больницы после аппендицита. И я подумал: "Я не в форме. Я не могу нести этот ствол. Я ухожу!".

 

Я побежал, но потом остановился и сказал сам себе: "Какого же черта ты делаешь? Ты же никогда до этого не был в джунглях!». К этому времени было уже слишком поздно. Я был потерян, отделен от своей части. Вот тогда то я и наткнулся на головы. Я случайно нашел людей, которые это сделали. Я услышал их ниже по склону у реки. Один из них сидел над головами и мастурбировал. Я хотел, было, попытаться взять его в плен, но споткнулся и случайно ударил его штыком. Как только это произошло у меня не оставалось другого выбора: я должен был убить его. И когда на шум выбежали ещё двое, я расстрелял их обоих. И отрезал им головы. С тех ребята из 101-й десантной называли меня "охотник за головами".

 

Первый раз я сделал это, потому что я был в ярости, но затем это был такой способ заработать очки – заработать уважение коллег. Тогда всё это меня не беспокоило, но теперь я не сплю больше чем 15-20 минут за раз, и я просыпаюсь с кошмарами, в ознобе и поту. Я иду по периметру в ночное время. Но это мой крест. Я вижу детей. Когда вы убиваете их родителей - вы слышите детский плач.

 

Я с гордостью переносил всё, я выполнял свои обязанности. Делал то, что от меня ожидали. Мои однополчане-десантники уважали меня, несмотря на то, что я был ёбнутый на всю голову. Я делал свою работу молча. Сегодня я должен страдать от этого. Ничего страшного. Спасибо вам большое за налоги – их оплачивала ветеранская организация, но спасибо мальчику Джорджи, когда он приехал сюда в качестве президента, начали сокращать наши льготы. Я на 150%-ной инвалидности: 100% ПТСР; 30% диабет, 10% дисфункция эрекции и 10% органическое поражение мозга. Я испытываю страшные боли все время, но вы привыкаете к этому. Мне дают лекарства, но они не работают. Мне помогает только марихуана, но сукины дети не позволяют мне этого. Я не хочу больше никаких наркотиков. Они хотят посадить меня на кодеин, на тяжелые наркотики, но это плохо сочетается с Виагрой, а я предпочитаю иметь стояк и терпеть боль, чем просто быть чертовым зомби ...

Мы были посреди ночи, моросило. Мы - это я, Док Уитфилд, парень, которого мы называли Черри, Джон Векерли, и некоторые другие. Мы шли по джунглям и увидели девушку, лежащую под огромным баньяном. Рядом был маленький мальчик. Девушка была беременна, вот-вот родит. Мы достали наши пончо и Док Уитфилд принял роды. Мы чувствовали себя ответственными за ребенка. Док попросил одного из парней, чтобы тот достал фрукты из пайка. Я сказал: «Док, никто не собирается отказываться от своих фруктов». Док был христианином. Он ответил: «У вас мало веры!».

 

Тогда ребята вернулись с большим мешком, полным консервированных фруктов. Мы дали ей все, что мы имели, все деньги и фрукты. А потом прибежала мама-сан и сначала она посмотрела на нас со злобой, что, мол, мы «кровожадные ублюдки». Но потом она увидела пищу, деньги, что ребенок в порядке, увидела шалаш, что мы построили над людьми, и она встала перед нами и поклонилась.

 

Как я уже говорил, шел дождь. Но когда родился ребенок, ударил гром, дождь остановился и ребенок закричал. Вы могли слышать его крик на всю долину. Мы были так горды и счастливы, некоторые из нас плакали. Как только мы начали уходить, дождь зарядил снова. Мы шли вдоль рисовых полей. Мы выглядели, как оттопыренный больной палец на их фоне, для снайпера, если бы он засел на холме, особенно, во время ударов молний. Там было стадо буйволов, и кто-то сказал: «Посмотрите на эту чёртову деформированную корову!». Это была корова с полурожденным теленком. Так вот, мы опять стояли под дождем, держась за руки, вокруг этой коровы, в то время как Док Уитфилд принимал у неё роды и доставал теленка.

 

Мы были на войне, обыкновенные подростки за трудной работой. Некоторые из нас потеряли свой путь. Мы делали плохие вещи, когда мы должны были, но в то же время, когда надо было помочь невинным, мы помогали. Мы были благородны. Наши сердца были хорошими, и эти добрые сердца были ранены.

 

После войны к нам относились неуважительно. Нас преследовали. В 70-х годах более 30% федеральных заключенных в тюрьмах были ветераны Вьетнама. Я был одним из них. На День матери, мой отец, полицейский, арестовал меня за ограбление банков. За 18 дней я ограбил шесть банков в Чикаго. У меня даже не было пушки, что могла бы выстрелить. У меня не очень хорошо получалось. Я бросил оружие и взялся за книги, находясь в тюрьме. Через 16 месяцев я получил свою первую заочную ученую степень в Университете Винсенса. Затем я получил достаточно баллов для степени Бакалавра социологии в Университете Индианы.

 

В тюрьме я чувствовал себя комфортно, потому что я знал, как себя вести в обществе мачо. Я был всегда начеку, всегда напряженным. Я мог иметь дело с окружающей средой, это были всё те же джунгли, но со стальной решеткой. Я мог функционировать там, я не мог функционировать здесь. Это по-прежнему трудно. Я отсидел 6 лет и 3 месяца в тюрьме. Я получил свою степень, я был освобожден, и я стал примером успеха для каждого. Гарри Портерфилд сделал 30-минутный фильм обо мне для филиала CBS в Чикаго.

 

Я был успешным некоторое время, но затем начались кошмары о «Наме», и мне пришлось пить. Только так я мог продержаться ночь, не вставая, только пьяным в стельку. Но с 95-го я не пью, тогда я попал в беду снова. Судья в Техасе не поверил, что я законопослушный покупатель и что 320 фунтов марихуаны в багажнике были только для меня. Я попал в тюрьму штата Техас. Я отсидел 3 года и 3 месяца. В настоящее время я на условно-досрочном освобождении за это преступление. Когда я вышел, у меня оставался условный срок в 89 месяцев. Сейчас осталось 14 месяцев. Я успешно закрыл УДО из-за грабежа банка, и я думаю, что успешно закрою и это. Я не буду курить сейчас, но когда придёт 27 декабря 2005, я собираюсь свернуть косяк размером с автобус, и я убью его в одну затяжку...

Милёхина Елена

Не забудьте включить MilitaryTimes в список источников, которые будут вам попадаться время от времени:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках...

Боевые роботы США Боевые роботы США Оружие
Беспилотники-шпионы для каждого американского солдата
Подвиг их бессмертен. Подвиг их бессмертен. Познавательное
Литва. 23 июня 1941 года. Подвиг неизвестного экипажа Т-34