Как фальшивый тиф выгнал фашистов из города
Фальшивый тиф спас от реальных фашистов
Фото

Шла вторая мировая. В дверь кврачу в городке Розвадув постучал мужчина с необычной жалобой. Он оказался одним из тысячи тех, кому "посчастливилось" попасть в фашистский трудовой лагерь, а не лагерь смерти. Мужчине дали 14-дневный отпуск, чтобы навестить семью, но у него оставалось лишь два дня.

Знал, что не вернись он в лагерь к назначенному сроку, его будут искать, и первым делом придут к семье, отправив всех в лагерь смерти. Он хотел покончить счеты с жизнью, с другой стороны, он знал, что если врач найдет у него серьезное заболевание, он сможет спасти и себя, и семью.

Оба врача, узнав о проблеме, решили ему помочь и предложив сделать ему укол. Мужчина согласился. Врачи взяли кровь на анализ, отправив образец в немецкую лабораторию. В ответной телеграмме говорилось: “Реакция Вейля-Феликса - положительная.” Трудовик имел положительную реакцию на тиф. Телеграмма с диагнозом стала доказательством, что у мужчины инфекционное заболевание, поэтому его сразу же исключили из трудового лагеря. Немцам категорически запретили контактировать с ним, как и с любым членом его семьи.

Конечно, мужчина был абсолютно здоров. Врачи не просто спасли ему жизнь, они решили инициировать проверку жителей всего городка, и после сдачи анализов в немецкую лабораторию выяснилось, что в Розвадуве бушует эпидемия тифа.

Евгений Лазовски, один из этих врачей, постоянно видел зверства фашистов и потому помогал  местным жителям. Позже он скажет, что это было его "личной войной" с оккупантами. Всё началось тогда, когда его самого арестовали, привезли в лагерь смерти. Ему как-то удалось бежать, он вернулся к себе домой, в Розвадув, где устроился на работу в Красный Крест.

Дом Лазовски поставили за ограду, отделявшую гетто от остального города. Ему разрешалось лечить всех неевреев, а он придумал секретный способ оповещения о необходимости лечения. Если кому-то в гетто было плохо, его друзья или родственники вешали на забор тряпку, а Лазовски под покровом ночи приносил медикаменты, лечил больных. Врач завышал количество больных неевреев, чтобы лекарств хватало на всех.

Станислав Матюлевич вместе  с ним практиковал в Розвадуве, они оба знали, что нацисты боятся всяческих вирусных заболеваний. Немецкие оккупанты требовали сообщать о любых подозрениях на сыпной тиф, отправлять образцы крови подозрительных лиц в немецкие лаборатории. В Розвадуве после появления "вируса", немцы отпустили всех из трудового лагеря, однако евреев не пощадили, казнив их всех до единого.

*** Самым распространенным способом определения сыпного тифа тогда был тест Вейля-Феликса. С помощью антител, которые вырабатывает иммунная системой в ответ на вирус тифа, он помогал определять заражение вирусом. Матюлевич исходил из того, что если здоровому человеку ввести мертвый вирус тифа, тест Вейля-Феликса даст ложно-положительный результат.

Он и предположил другу использовать мёртвый вирус, а точнее украденные из немецких лабораторий ложно-положительные результаты, для создания "эпидемии тифа" в Розвадуве.

Врачи работали в тайне, они даже пациентам не говорили, какие манипуляции с теми производили. Об этой  тайне мир узнал лишь в 1977 году, когда интервью американскому изданию Лазовски рассказал, как во время войны они с другом обманул немцев. Врачи подошли к делу с ответственностью и знанием дела, имитируя приливы и отливы, как при реальной эпидемии, делая больше инъекций зимой и осенью.

Обман раскрыли, лишь когда немцы обнаружили полное отсутствие смертей от тифа в Розвадуве. Они задались логичным вопросом: "Почему люди не умирают?". Была собрана команда немецких специалистов, которую отправили в город для поиска ответа.

Лазовски встретил посетителей с распростертыми объятиями, накрыл стол, поставив несколько бутылок водки. Пока старшие немецкие специалисты праздновали, младшие пошли на осмотр городка с Лазовски. Перед визитом Лазовски собрал всех самых больных  и умирающих от болезней жителей городка, ввел им мертвый вирус, устроил им карантин в отгороженной зоне. Взяв образцы крови, чтобы подтвердить эпидемию, и увидев полуживых людей, молодые врачи быстро покинули карантинную зону. Они были в ужасе от увиденного, да и тест оказался опять-таки положительным. Молодые рассказали об увиденном пьяным старшим, и те приняли решение немедленно покинуть город.

Вот так двум врачам удалось спасти более 8000 человек.

Комары - биологическое оружие Третьего рейха

Ученые Третьего рейха не только трудились над созданием ядерной бомбы, но и были в шаге от развязывания биологической войны. Недавно найденные документы свидетельствуют, что в концентрационном лагере Дахау собирались загружать на борт самолетов люфтваффе не бомбы, а куда более смертоносное (если верить статистике ВОЗ) оружие - малярийных комаров.

Заразные заболевания уносили в могилу больше солдат, чем самые губительные сражения и яростные атаки. Такое происходило как с гоплитами Александра Македонского, так и с ландскнехтами Новейшего времени. Во время Второй мировой войны американцы, британцы и японцы работали над созданием бактериологического оружия, экспериментируя как с насекомыми, так и ядами естественного происхождения. Историки предполагали, что аналогичная секретная программа, хотя Гитлер официально запретил биологическое оружие, существовала и в нацистской Германии. Читайте больше...

Кунижев Андрей
Зенитная ракетная система С-300В на страже неба. ФОТО Зенитная ракетная система С-300В на страже неба. ФОТО Статьи
ЗРС С-300В предназначена для поражения баллистических ракет наземного и авиационного базирования, крылатых ракет, самолетов стратегической и тактической авиации.
Затонувший танк стал последним рубежом обороны Затонувший танк стал последним рубежом обороны Статьи
17 декабря 1943 г., в ходе кровопролитных боев за деревню Демешково в районе города Невеля Псковской области 328-й танковый батальон 118-й отдельной танковой бригады перешел в контрнастпуление.